Стих о высоцком розенбаума

  • ТЕКСТЫ

    257

    Дата публикации: 02.10.2012
    Дата последнего изменения: 02.10.2012
    Название оригинала: Who Watches Over Me?
    Автор оригинального текста: nyxocity
    Автор (переводчик): kitiaras;
    Ссылка на оригинал: http://nyxocity.livejournal.com/192674.html
    Разрешение на перевод: получено
    Бета: fairy2202, qazanostra
    Пейринг: J2;
    Жанры: АУ; драма; экшен;
    Статус: завершен
    Рейтинг: NC-17
    Размер: макси
    Примечания: Предупреждения от автора: отсутствуют, но наступит момент, когда вам придется поверить на слово. Нет, серьезно, ВЕРЬТЕ МНЕ. Пояснения от автора относительно "Телохранителя": Должна упомянуть, что этот фанфик появился благодаря фильму «Телохранитель». История началась как оридж, основанный на «Телохранителе», но передо мной с самого начала были образы J2. Позже, когда я переключилась на J2 официально, не стала ничего менять, потому что изначально видела типаж Джареда в роли Уитни. Я сделала его актером, а не певцом (потому что Джаред – звезда боевиков, ар-р!). И видела типаж Дженсена в роли Костнера. Его предыстория иная, но мне все равно хотелось сделать его задирой. Поэтому вместо Секретной службы я вначале склонялась в сторону военных, затем спецназа, но в итоге остановилась на довольно популярных войск – ВМФ, ведь они забияки. Я сделала Дженсена бывшим снайпером, стараясь, чтобы он был убедителен в роли телохранителя, знающего, что искать, и способного стрелять в людей с
    Саммари: Дженсен Эклз – отставной офицер военно-морского флота США с таинственным прошлым, работающий «на гражданке» телохранителем. Джаред Падалеки – голливудская звезда боевиков, и он получает письма с угрозами расправы. Изначально дело представляется Дженсену форменным кошмаром, но он берется за него вопреки здравому смыслу. Ему придется сопровождать Джареда в клубы, на вечеринки и церемонии награждения, неудивительно, что они возненавидят друг друга. Но однажды ненависть перерастет в страсть, следом вмешаются чувства, Дженсен поймет, что увяз с головой. Сможет ли он продолжать выполнять свою работу и обеспечивать безопасность Джареда? Или поддастся своему самому сильному страху и допустит промах… опять?
    Глава 1

    Он зажал ладонями рану на груди, теплая кровь потекла по рукам. От ощущения этой липкой влаги на коже желудок скрутил спазм. Столько крови, Господи.
    Нет.
    - Ты не можешь умереть, - наклонившись, шепнул он. Слова падали, придавленные свинцовым отчаянием. - Черт, не смей умирать.

    Двумя месяцами ранее.

    Итан вошел в комнату в тот момент, когда Джаред наливал себе очередную порцию виски.
    - Хочешь? – предложил Падалеки, протягивая стакан.
    - Ты же знаешь, я не пью.
    - Однажды я таки уломаю тебя, - с ухмылкой пообещал Джаред и, увидев обращенный на него пристальный взгляд, вздохнул: - Что?
    - Я нашел человека, - энергично начал Итан, присев на край обеденного стола. – Его имя - Дженсен Эклз, - голос его зазвучал официально. – Двадцать девять лет. Родился в Одессе, Техас. С восемнадцати служил в военно-морском флоте. Бывший снайпер с семилетним опытом работы, великолепен в области тайного внедрения, технического надзора и обеспечении защиты. Отменно владеет оружием. Получил бронзовую звезду за успешное выполнение боевых заданий в Афганистане в две тысячи шестом. Год спустя с почестями ушел в отставку. Работает телохранителем с тех самых пор, как ушел на гражданку, и успел заработать репутацию того еще засранца.
    Джаред закатил глаза и повертел в ладони стакан с виски.
    - Отлично. То, что нужно. Какой-то парень, возомнивший себя Чаком Норрисом, будет таскаться за мной двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю.
    - Чак Норрис служил в «Дельта Форс».
    - Плевать, - отмахнулся Джаред. – Все равно заноза в заднице.
    - Джаред, - произнес Итан, и Падалеки снова вздохнул. Он знал этот тон. Значит, Итан не отстанет, пока Джаред не скажет «да». По правде говоря, применялся этот тон не слишком часто. Злоупотребляй он этим, не сумел бы продержаться в агентах Джареда столько лет.
    - Он хотя бы симпатичный? – спросил Падалеки, приподнимая бровь и ухмыляясь. – Я о том, что, раз уж мне придется видеть его постоянно черт знает сколько времени, он должен быть конфеткой.
    Итан сухо улыбнулся, достал из папки фото и передал его Джареду.
    Увидев фотографию, тот едва не расплескал виски.
    Это был эффектный снимок. Тени и свет на лице Дженсена создавали резкий контраст. Больше всего поражали глаза. Зелень и золото, затененные ресницами, тонкие линии которых ничуть не смягчали сталь в его взгляде. Широкое, почти квадратное лицо компенсировала острая линия подбородка. Абрис скул был резким, а губы - полными и чувственными. Нижняя - бросала тень на ямочку на подбородке. Завершали образ короткие русые волосы и не вполне деловая прическа.
    Итан такой ублюдок!
    Джаред с минуту пялился на фотографию, рассеянно потирая нижний край большим пальцем. Вернув ее Итану, уставился в стакан с янтарной жидкостью.
    - Ты нарочно это сделал.
    Не нужно было смотреть на Итана, чтобы понять - тот усмехается.
    Сволочь.
    Впрочем, именно поэтому Андерсон отлично разгребает дерьмо в этом городе: он всегда знает, на какие кнопки и с какой именно силой нужно надавить, чтобы получить необходимое.
    - Хорошо. Нанимай его.

    Дженсен свернул на длинную и ровную подъездную дорогу, по обе стороны которой тянулись стройные ряды деревьев.
    До того, как отправиться сюда, он успел разузнать главное о потенциальном клиенте. Джаред Падалеки двадцати пяти лет от роду считался королем боевиков и крупной знаменитостью. В мире больших денег и шоу-бизнеса чувствовал себя как рыба в воде, имел репутацию любителя роскоши и разнообразных жизненных удовольствий.
    Дженсен успел не только собрать информацию, но и составить мнение об этом деле. Он не имел ничего против работы с представителем шоу-бизнеса, однако этот актер был молод, находился на пике своей карьеры и обрел имидж любителя тусовок и скандальных выходок. Это дело обещало стать кошмаром.
    Но как бы там ни было, Джареда преследовали - он получал письма, в которых ему угрожали расправой.
    Коммуникатор находился слева от двойных железных ворот. Быстро оценив твердость решеток, Эклз отметил и наличие толстых семифутовых кирпичных стен, к которым они крепились. Пока тянул руку к кнопке внутренней связи, заодно успел прикинуть на глазок крепость петель и запорного механизма.
    - Дженсен Эклз к мистеру Итану Андерсону.
    - Да, мистер Эклз, - раздался голос с легким вкраплением металлических шумов. – Мы ждали Вас.
    С легким скрипом ворота распахнулись. Дженсен снова нажал кнопку.
    - Вам меня видно?
    - Простите? – протрещало в ответ.
    - Вы можете видеть меня? – повторил он вопрос. – В свои камеры.
    Пауза затянулась.
    - Да.
    - Моя внешность соответствует предоставленной вам фотографии?
    Очередная пауза была еще продолжительнее.
    - Мы ждали вас…
    - Да. Но соответствует ли моя внешность фотографии, которая у вас есть?
    - Нам просто сказали, что вы приедете, - голос звучал несколько озадаченно.
    Дженсен кивнул, поднял стекло и повел машину по извилистой дороге, подмечая растущие вдоль пути к особняку зеленые насаждения.
    Дверь открыл человек в одежде цвета хаки.
    - Чем могу помочь?
    - Я к мистеру Андерсону. Дженсен Эклз, - представился он и запнулся. – Вы не знали, что я должен прийти?
    - Нет. Но я редко осведомлен о том, кто может появиться на этом пороге, - засмеялся тот, распахивая дверь шире.
    Дом был грандиозным, пожалуй, даже до неприличия. Холл – а это пространство можно было назвать лишь холлом – вмещал в себя мраморные колонны и двойную спиральную лестницу, ведущую на второй этаж.
    Два золотистых ретривера, повизгивая и приветливо взлаивая, ринулись поздороваться с гостем, застучав когтями по дорогущей мраморной плитке с причудливым узором. Черные влажные носы немедленно ткнулись в карманы Дженсена. Собаки вертелись, надеясь на угощение и ласку.
    Дженсен наклонился и погрузил пальцы в мягкие золотистые пряди, заглянул в большие карие глаза. Девочка и мальчик, он легко определил это по мордам - у суки она выглядела изящнее.
    Милые песики, но совершенно непригодные для охраны, только лаять и умеют.
    - Я смотрю, вы уже познакомились с Сэди и Харли, - произнес, спуская по лестнице, немолодой мужчина. Темные волосы на висках посеребрила седина, глаза теплого коричневого оттенка смотрели из-под очков в роговой оправе. – Я Итан, - представился он, пересекая гостиную, и протянул руку для приветствия.
    - Приятно познакомиться, мистер Андерсон, - ответил на рукопожатие Дженсен.
    - Пожалуйста, зовите меня Итан, - с усмешкой отмахнулся тот.
    - Нет. Но спасибо, - улыбнулся Эклз.
    - Ладно, - кивнул Итан после секундной заминки. – Пройдем в мой кабинет?
    По пути Дженсен внимательно глядел сторонам, запоминая повороты извилистого коридора. Кабинет Итана был большим и роскошно меблированным: под ногами пружинил толстый ковер, окрашенные в теплый тон стены были украшены написанными маслом холстами. Золотая отделка подчеркивала красоту полированного стола красного дерева, а встроенные в потолок светильники излучали уютный свет.
    - Догадываюсь, что предложение выпить будет лишним? – задал риторический вопрос Итан, когда они расселись.
    - Лишним. Не стоит рассыпаться в любезностях, мистер Андерсон, хотя я ценю это. Давайте перейдем к делу.
    - Думаю, вы уже знакомы с основной информацией? - кивнул Итан.
    - Угрозы смерти, один инцидент на площадке. Должен признаться, мистер Андерсон, - Дженсен задумчиво потер большим и указательным пальцами шею, – я пока не понимаю, с чем тут работать.
    - Быть может, это действительно мелковато для вашего уровня подготовки, мистер Эклз, но… - Итан замялся, подбирая слова, а затем откинулся на спинку стула и продолжил: – Два дня назад был необъяснимый и не слишком мощный взрыв на съемочной площадке. Как раз во время съемок эпизода Джареда. Один из рабочих сильно обгорел. А потом… - он открыл ящик стола. – Мы не знаем, откуда оно взялось, - Итан протянул Дженсену черный лист бумаги. – Его обнаружили в гардеробной Джареда в тот же день. Мы не придавали всему этому слишком большое значение… до взрыва.
    К гладкой поверхности плотного листа была приклеена фотография человеческого сердца с капающей из него кровью. А вокруг располагались вырезанные из журналов разномастные буквы, складывающиеся в слова:

    “Твои внутренности такие же гнилые, как и твой внешний облик, шлюха.
    Не могу дождаться, чтобы увидеть их”.

    - Как вы думаете, почему он выбрал именно этот способ сообщения?
    - Потому что он наиболее устрашающий с психологической точки зрения, - ответил Дженсен, изучая края букв. – Это – нечто осязаемое. Несущее настроение и информацию, спрятанную за словами. Обычные напечатанные на бумаге слова не способны произвести такой эффект. Слова на мониторе еще менее пугающие. Почерк можно проследить. А это, - продолжил он, отметив для себя поразительную аккуратность, с какой были вырезаны буквы, - означает - он хочет, чтобы его воспринимали всерьез.
    Чистая работа. Даже случайных пятен клея нет.
    - Кем бы ни был этот человек, он превращает запугивание в искусство. Время, затраченное на эту работу… - Дженсен смолк, заметив что-то на букве Т, и прищурился, склонившись к листу. - Вот, - он указал на письмо, развернув страницу к Итану. Тот резко выдохнул.
    - Это… Лицо Джареда.
    Это был всего лишь неполный контур лица на почти черном фоне.
    Дженсен еще раз пробежался взглядом по буквам, прижав руку ко рту и задумчиво сдвинув брови.
    - У вас есть подборка журналов, где напечатаны статьи о мистере Падалеки?
    Итан кивнул, хмуро глядя на Дженсена.
    - Зачем?
    - Уверен, если бы кто-то просмотрел заголовки, то обнаружил бы, что каждая приклеенная к этому листу буква вырезана из них.
    - Довольно жутко...
    - На это и рассчет, - кивнул Дженсен. Затем вновь осмотрел письмо, слегка повернув его к свету. – Полиция проверяла его на отпечатки пальцев?
    - Мы не привлекали полицию. Стараемся сохранить все в тайне, насколько нам это удается. Огласка может только навредить.
    - Понятно, - Эклз ненадолго задумался. – Как мистер Падалеки отреагировал на эту записку?
    - Джаред… Его не так просто выбить из колеи. Время от времени он получает по почте угрозы от фанатов. В целом, привык и воспринимает их просто как темную сторону известности. Однако тот факт, что кто-то сумел проникнуть за кулисы и устроить взрыв на съемочной площадке… это уже слишком осязаемо, чтобы я мог закрыть на это глаза.
    - То есть вы хотите сказать, мистер Падалеки не верит, что ему нужна защита? – Дженсен переплел пальцы, прижав указательные к губам, и с интересом уставился на Итана в ожидании ответа.
    - Да, - робко ответил тот и быстро добавил: – Пока не верит.
    - Тогда зачем я здесь, мистер Андерсон?
    - Он согласился, чтобы я привлек вас.
    - Клиент, который не верит, что нуждается в защите, это огромный риск. Я не смогу качественно выполнять свою работу, если он не воспринимает угрозу всерьез.
    - Мы готовы платить вам вдвое больше обычного за неудобства, - немедленно предложил Итан.
    Дженсен покачал головой, уголки губ брезгливо приподнялись.
    - Дело не в деньгах, мистер Андерсон. Суть в том, чтобы хорошо делать свою работу. Клиент, который отказывается сотрудничать, повышает риск провала, - Дженсен поднялся из кресла и застегнул пиджак. – А я не допускаю промахов.
    - Пожалуйста, - попросил Итан, вставая со стула. – Для начала просто познакомьтесь с ним, а потом посмотрим, что вы думаете.
    - Я уже знаю, что думаю, мистер Андерсон. И готов держать пари, что встреча с мистером Падалеки только укрепит меня в этом мнении.
    - Есть кое-что еще, - вздохнул Итан. – Прошлой ночью Джаред обнаружил вот это в своем трейлере на съемочной площадке, - он открыл ящик, вынул оттуда фотографию и бросил ее на стол, даже не взглянув. – Это фотография Джареда со съемок четырехдневной давности – еще до того происшествия.
    - Это следовало бы показать сразу, - пробормотал Дженсен, поднимая снимок.
    Джаред улыбался, мягко, почти сладко. Сексуальная улыбка предназначалась кому-то за пределами кадра. На фото он был практически обнажен, лишь маленькое полотенце обернуто вокруг талии, едва достигая середины бедра. Суставы на руках и ногах, а также мускулы груди и живота были очерчены синими чернилами, а глаза, нос, губы и уши заключены в круги. Через все фото теми же самыми дотошно вырезанными буквами было написано: “Умри, шлюха”.
    Дженсен провел пальцем над буквами, почти не прикасаясь к ним.
    - И мистер Падалеки все еще недооценивает серьезность угроз этого человека?
    Итан пожал плечами и разочарованно покачал головой.
    - Он считает, кто-то из съемочной группы так своеобразно шутит. И не верит, что письма и взрыв как-то связаны между собой.
    - Вы имеете в виду, не хочет верить, - уточнил Дженсен.
    - Да.
    - Это дело рук того же автора. Он использует и там, и здесь слово «шлюха», а оно не так часто применяется по отношению к мужчинам. Да и аккуратность работы над обоими письмами подтверждает общее авторство.
    Итан порывисто шагнул к Дженсену.
    - Мистер Эклз… Дженсен, - его голос звучал умоляюще, и Эклз, невольно отозвавшись на свое имя, поднял на него взгляд. – Пожалуйста. Ему нужна ваша помощь.
    - То происшествие на площадке… Где находился мистер Падалеки, когда прогремел взрыв?
    - Это было как раз окончание сцены на фотографии. Джаред уже уходил с площадки, когда это случилось.
    - Этот человек хотел, чтобы вы знали – он близко. Очень близко, - медленно произнес Дженсен, прикидывая что-то в уме. – Происшествие на площадке… пока только предупреждение. Он хотел убедиться, что на него обратили внимание, и подготовиться к следующему шагу, который будет гораздо серьезнее. Взрыв не был рассчитан на то, чтобы нанести вред мистеру Падалеки.
    - Почему вы так думаете?
    - Это, - Дженсен указал на изрисованное тело Джареда, - будто план разделывания говяжьей туши. Этот человек намерен добраться до него. Он хочет совершить очень особенное, грязное убийство.
    Итан стал бледным как полотно. Дженсен вернулся к фото.
    - Он хочет напугать мистера Падалеки до того, как предпринять реальную попытку навредить ему. Но если он не сможет добраться до него напрямую… то отыщет другой путь.
    Несмотря на свои внушительные рост и телосложение, Джаред выглядел абсолютно уязвимым. Синие штрихи унизительно делили полуобнаженное тело на части, превращая Падалеки из человека в кусок мяса.
    Суть сообщения и намерения его отправителя были ясны как белый день. Если этот псих доберется до своей жертвы, то не станет торопиться. Он насладится процессом.
    Из-за сияющей в глазах улыбки Джаред выглядел юным и невинным.
    Дженсен положил фото на стол.
    - Пусть кто-нибудь сделает фотографии обеих записок и проверит по ним, были ли использованы буквы из журнальных заголовков. Да, и нужно сделать записи дат выхода каждой из этих статей. Так мы сможем выяснить наверняка, как долго следят за мистером Падалеки.
    Итан, склонившись над столом, быстро записывал указания в желтый блокнот.
    - А где будут оригиналы?
    - У меня есть надежные люди, которым я собираюсь их переправить. Они проверят их на отпечатки пальцев, исследуют на предмет наличия на бумаге и в клее химических веществ и микроэлементов. Если есть хоть что-то, способное вывести нас на злоумышленника, они это обнаружат.
    Итан кивнул, продолжая строчить в блокноте.
    Дженсен умолк, будто пораженный внезапной мыслью.
    - Фотография сердца, приклеенного к первой записке… кто-нибудь проверял, оно человеческое или бычье?
    Агент перестал писать и удивленно посмотрел на него.
    - Я не шучу, - продолжил Дженсен, не дожидаясь ответа. – Мне нужно немедленно встретиться с вашей службой безопасности. А затем поговорить с обслуживающим персоналом мистера Падалеки: теми, кто ведет домашнее хозяйство, ассистентами, водителями – со всеми, кто работает на постоянной основе. Составьте расписание личных встреч с ними, пятнадцати минут на каждую будет достаточно. Нам необходимо усилить меры безопасности в доме, на съемочной площадке и особенно в трейлере мистера Падалеки. Кроме того, мне нужна ВСЯ личная информация о нем: данные о семье, друзьях, отношениях, врагах.
    Дженсен замолчал и посмотрел на Итана.
    - Справитесь?
    Андерсон явно не ожидал такого.
    - Дайте мне блокнот, - Дженсен протянул к нему руку, вынул ручку из нагрудного кармана. Перевернул страницу, на которой начал делать заметки Итан, и принялся заполнять новый лист аккуратными печатными буквами.
    - Кроме того, мне нужен ассистент, - добавил Эклз, не отрываясь от своего занятия. – Кто-то приближенный к мистеру Падалеки, тот, кому вы можете доверять.
    - Что-нибудь придумаем.
    - Отлично.
    - Мистер Эклз… - голос Итана звучал нерешительно, и Дженсен молча ждал продолжения. - Неужели все это совсем не пугает вас?
    - Человеческая природа всегда наводит ужас, - ответил Дженсен, возвращаясь к блокноту. – Но со временем учишься с этим жить.

    Когда Дженсен закончил со списком заданий, Итан пригласил его в холл для разговора с отдельными представителями обслуживающего персонала Джареда.
    - Майк выполнит все ваши просьбы.
    - Майк? – Дженсен приподнял бровь.
    Итан открыл дверь в другой кабинет – еще более просторный и роскошный, нежели его собственный.
    - Мистер Эклз, это Майк Розенбаум, менеджер Джареда.
    Хозяин кабинета поднялся из-за полированного стола красного дерева. Он двигался с какой-то гладкой, тягучей змеиной грацией, и Дженсен подумал, что неплохо было бы встретиться с работающим на Джареда персоналом до того, как соглашаться на эту работу. Майк, высокий, с короткой стрижкой, имитирующей беспорядок, и невыразительными водянисто-голубыми глазами, был года на четыре старше Дженсена. Улыбки, подобные той, в какую растянулись его губы, неизменно вызывали у Дженсена раздражение. Одетый в костюм от Versace, Розенбаум протянул для приветствия ладонь с идеальным маникюром.
    - Менеджер? – спросил Дженсен, игнорируя Майка. – Я думал, это вы менеджер мистера Падалеки.
    - Итан – агент Джареда, - уточнил Майк и все же энергично пожал руку Дженсена, поймав ее своей. – Он обеспечивает нашей звезде ангажементы и договоренности. Я же тот, кто дает советы, помогает принимать решения и заботится о его имидже. В самом начале Итан делал все это один, но в последнее время он… чересчур занят.
    Что же, это был довольно вежливый способ сказать, что Андерсону пора уступить дорогу молодым.
    - Итак, - произнес Майк, удерживая руку Дженсена в своей чуть дольше необходимого, - значит, вы тот самый супергерой, о котором я так много наслышан. Приятно познакомиться, Дженсен.
    - Пожалуйста, зовите меня мистер Эклз, - сухая улыбка телохранителя была мимолетной, почти незаметной.
    Майк приподнял брови, чуть наклонил голову и очаровательно улыбнулся.
    - Нет никакой необходимости в официозе. Мы все здесь одна семья.
    - Благодарю, но мне вполне достаточно своей семьи, мистер Розенбаум - вежливо кивнул Дженсен.
    - Ясно, - глаза Майка потемнели. – Итак, перейдем к делу, – Розенбаум кашлянул, прочищая горло, и голос его внезапно приобрел властные нотки: – Мистер Падалеки, безусловно, понимает, что находится под угрозой, но мы не хотим, чтобы это изменило стиль и качество его жизни в худшую сторону. Мы надеемся, ваш профессионализм позволит в этот сложный период сохранить их неизменными.
    Губы Дженсена снова тронула тень улыбки. Он сунул руки в карманы и посмотрел на Майка.
    - Оба этих стандарта - стиль и качество - подразумевают, что клиент останется в живых и будет этой жизнью наслаждаться. А это означает, что до тех пор, пока сталкер не будет пойман и угроза не исчезнет, все ваши «стили жизни» отходят на задний план.
    Майк округлил глаза и открыл рот в удивлении.
    - Уверен, как разумный человек вы понимаете, насколько важно, чтобы ваш клиент остался жив, - Дженсен взглянул менеджеру в глаза. – Помимо прочего… насколько хорошую, достойную, «жирную» зарплату вы получаете ежемесячно? Смерть мистера Падалеки прервет эту замечательную традицию. Ваше личное качество жизни очень серьезно пострадает, мистер Розенбаум, - Дженсен прищурился. – Никто из нас не хотел бы этого, не так ли?
    - Так вот, вы думаете, кем является для меня Джаред? – Майк шагнул к телохранителю, в его голосе прорезалась ярость. – Всего лишь денежным мешком?
    - Будь он для вас чем-то большим, мы бы сейчас об этом не разговаривали.
    - Быть может, вы переоцениваете угрозу, - прищурился Майк.
    - Быть может, это вы недооцениваете ее. Вы же не хотите играть в русскую рулетку с жизнью вашего клиента, правда, мистер Розенбаум?
    Менеджер пристально смотрел на Дженсена, в глубине серо-голубых глаз бушевала буря. Тот ответил ему иронической усмешкой.
    - Вы мне не нравитесь, - заявил Майк, вплотную приблизившись к Эклзу.
    - А я и не обязан вам нравиться, - улыбка Дженсена стала шире.
    - Майк, - Итан шагнул к ним и успокаивающе похлопал Розенбаума по плечу. – Мы согласились на то, что руководить процессом будет он.
    - На определенных условиях, - отчеканил Майк.
    - На условиях, которые выберет Джаред, Майк.
    - Я делаю выбор за него!
    - Только когда он позволяет, - в голосе Итана сквозило сочувствие.
    - Вы правы, - Майк приправил свои слова изрядной порцией сарказма. – Кстати, я как раз советовал Джареду отказаться от этой затеи, - он зло посмотрел на Дженсена. – Будем рады сотрудничать, мистер Эклз.
    - Да, - кивнул Дженсен, возвращая ему стальной взгляд. – Жду не дождусь.
    Майк развернулся и вышел в коридор.
    - Что же, - произнес Итан. – Думаю, вы поладите.

    Андерсон провел утро, знакомя нового телохранителя с остальным обслуживающим персоналом: поварами, горничными, сторожами, в числе которых был и тот, кто открывал Дженсену дверь, водителем Джареда, его персональным ассистентом и другими.
    Ближе к полудню Эклз занялся исследованием прилегающей к дому территории, довольно скоро придя к выводу, что дыр в обороне зияет немало, несмотря на неплохую в целом систему безопасности. В первую очередь, требовалось обрезать деревья и установить дополнительные камеры.
    Ветер играл листвой деревьев, и солнце, то и дело пробиваясь сквозь нее, ослепляло Дженсена. Он ненавидел ветер – шорох листьев невольно заставлял его настораживаться, ловить взглядом каждое движение.
    Группой безопасности в доме руководил Виктор Антонелли, которого Дженсен заприметил, возвращаясь с ознакомительной прогулки. Темнокожий безопасник был одет в безупречным костюм, а голову украшала столь короткая стрижка, что он казался лысым. Когда Эклз подобрался ближе, Виктор вдруг резко остановился, положил ладонь на рукоять пистолета за поясом и повернул голову в сторону деревьев, за которыми бесшумно двигался Дженсен.
    - Мистер Антонелли. Это мистер Эклз. И я выхожу.
    Дженсен поднял руки и вышел на свет, щурясь от солнца. Виктор не убрал пистолет, однако опустил его дулом вниз. Некоторое время смотрел на Дженсена с прищуром, но затем улыбнулся.
    - Точно. Вы телохранитель. Я узнал по фото.
    Виктор был на несколько лет старше, немного выше и гораздо крупнее Эклза, а его рукопожатие могло бы сломать пару костей кому-нибудь менее выносливому.
    - Мне сказали, вы тот, с кем я могу обсудить вопросы безопасности.
    - Точно, - кивнул Виктор, окинув Дженсена взглядом с головы до пят. – Кстати, не ожидал, что вы станете выпрыгивать из кустов.
    - Должен признаться, мне было интересно увидеть вашу реакцию.
    - И?
    - Хорошая работа.
    Виктор кивнул, развернулся и пошел по дорожке к дому. Дженсен последовал за ним.
    - Итак… Я слышал, что вы служили.
    - Служил, - они шли, глядя исключительно себе под ноги.
    - Военно-морской флот. А я был в армии. Старший лейтенант, третья бригада, двадцать пятая пехотная дивизия.
    Дженсен вскинул голову.
    - «Тропическая молния». Вы были в Афганистане?
    - В две тысячи четвертом. Бьюсь об заклад, я не видел того, что вы, но… - Виктор усмехнулся.
    - Наверняка рады этому? - улыбнулся через силу Дженсен.
    - А вы бы не радовались на моем месте? – улыбка Антонелли была искренней, все его поведение укладывалось в профессиональные рамки, и, похоже, пока что Дженсен нравился ему больше, чем всем остальным в этом доме. И вот это было странно.
    - Не поймите меня неправильно… но мне казалось… Я думал, что армейские ненавидят военно-морской флот, - сказал он.
    - Ну, вот вы из флота…. Вы ненавидите армию, мистер Эклз?
    - Нет, - мотнул головой Дженсен. – Я всегда считал это глупым соперничеством.
    - В точку. В конце концов, мы все братья и сестры по оружию. Это детское состязание. Вы терпеть не можете друг друга большую часть времени, но когда на вас валится дерьмо, становитесь плечом к плечу, - он запнулся и посмотрел на Дженсена. – А оно валится, да? Ведь так, иначе вас бы тут не было.
    Дженсен молча кивнул.
    - Значит, будем держаться вместе. Скажете, что требуется?
    - У меня есть список того, что я хотел бы улучшить. Но в первую очередь, мне нужно подключиться к вашей системе связи.
    - Нет проблем. Сэм сделает это прямо сейчас.
    - Нужно усилить охрану у ворот. За несколько дней необходимо построить небольшое помещение, в котором будет находиться еще один охранник. Пока мы можем обойтись маленьким трейлером. Никто не должен попасть на территорию, если охранник не уведомлен о визите. Он же будет проверять удостоверение личности каждого гостя. Кроме того, чтобы попасть на территорию, гость должен будет назвать короткую кодовую фразу. Уникальную фразу каждому из гостей сообщат во время договоренности о встрече по телефону. А список фраз будет в регистре у охранника. Кого бы вы могли порекомендовать для дежурства у ворот? Потребуется несколько человек, склонных к консерватизму и дотошному следованию инструкциям.
    - У меня есть несколько парней, отвечающих этим требованиям.
    - Отлично. Система сигнализации в доме хорошая, но требуется больше камер и датчиков по всей территории. Мы должны сделать так, чтобы мышь не проскочила. Кто-то обязан будет все время сидеть у монитора, куда выводится видео с камер.
    - У вас это все где-нибудь записано? – спросил Виктор и бросил взгляд на бумаги в руках Дженсена.
    - Да, здесь, - ответил тот, передав ему документы.
    - Все сделаем, - заверил начальник службы безопасности.
    Дженсен кивнул и с интересом посмотрел на собеседника.
    - Скажите, Виктор, вы считаете мистера Падалеки своим другом?
    - Друг – это слишком узкое понятие, - подмигнул Виктор. – Джаред скорее семья.
    Отлично...
    - И вы понимаете необходимость всех этих мер?
    - Пока нет. Но будьте уверены, если Джареду нужна помощь, он ее получит.
    - Хорошо.
    - Вы не представляете, как я рад происходящему, мистер Эклз. Я запрашивал усиление систем безопасности годами, но Майка это не интересовало. В этом нет необходимости, как он выразился. Повезло, что сейчас эти планы одобрены.
    Дженсен кивнул, благодарный провидению за то, что хотя бы кто-то здесь обладает здравым смыслом.
    - Кстати, откуда у вас моя фотография, если ее не было у охраны?
    - Я потребовал его, когда узнал, что вы здесь. Майк сообщил охране о вашем визите в последнюю минуту. Система проверки гостей здесь ужасна, я хочу изменить ее с первого дня работы. Но Майк против «лишних формальностей для важных людей», бывающих здесь.
    - Да уж, - саркастически ухмыльнулся Дженсен, глядя на планы безопасности в руках Виктора. – То есть вы осознаете, что мистеру Розенбауму все это не понравится?
    - Дьявол… Ему никогда ничего не нравится, - Антонелли почесал нос и рассмеялся.
    Дженсен закатил глаза и тоже рассмеялся.

    К трем часам дня Дженсен познакомился со всей командой безопасников и прошелся по местности с каждым ее представителем в отдельности.
    Виктор оказался дружелюбным, легким в общении и готовым сотрудничать. Эклза это поразило. Он опасался, что безопасники станут его самой сильной головной болью, что будут обиды и проблемы. Но ничего подобного.
    Однако впереди ожидалась встреча с Майком.
    - Удачи, - с понимающей усмешкой проводил его Виктор.

    Поднимаясь по лестнице, Дженсен заранее настроился выслушивать чушь, однако кабинет Майка оказался пуст. Эклз прождал у дверей ровно двенадцать минут, постоянно поглядывая на часы, затем отправился осматривать дом, попутно делая пометки в блокноте.
    Весенний день скатывался в сумерки, когда Дженсен, наконец, закончил. Присев на один из диванов в гостиной, он тяжело вздохнул и оценивающе взглянул на свои записи. К нему тут же подошла Сэди, лизнула в руку, ткнулась носом в ладонь.
    - Ну, что думаешь, Сэди? – спросил Дженсен, ласково погладив ее под мордой.
    Большие карие глаза смотрели на него с полным доверием.
    - Вот так все просто для тебя, правда?
    Сэди открыла пасть в знак согласия и вывалила длинный розовый язык.
    - Нам всем следовало бы быть собаками, - сказал он, почесывая ретриверу шею.

    Для него приготовили комнату в одном из… крыльев дома, как бы пафосно это не звучало. Комод, столик, тумбочки и шкаф были изготовлены из массива красивого темного дерева. В углу стояли шикарный старомодный кожаный диван с мягкими подлокотниками, уютное кресло и низкий столик. Под ногами – светлый, цвета шампанского, ковер. За дверью находилась ванная комната, отделанная мрамором, с большой старомодной ванной на бронзовых львиных лапах.
    Все удобства.
    Он развесил одежду в шкафу на деревянные плечики, расправил складки и отодвинул вещи подальше друг от друга, чтобы не мялись – в конце концов, здесь было полно места.
    Переоделся в пижаму и почистил зубы, глядя на свое отражение в огромном зеркале в ванной. Учитывая роскошь, царящую здесь, рама с завитушками просто обязана быть из чистого золота.
    Мягкая кровать под балдахином с шелковыми пуховыми подушками, разбросанными по ней, выглядела очень уютно.
    Он лег спать на диване, подложив под голову грубое одеяло, обнаруженное в сундуке у изножья кровати.

    Было только семь утра, а Джаред уже устал. Он слишком долго кутил прошлой ночью, а Питер хотел закончить сцену в бойлерной именно сегодня. Эпизод был не просто предельно эмоциональным, но и горячим в самом что ни на есть прямом смысле этого слова. Его снимали в одной из настоящих бойлерных студии Universal, и здесь было жарко, как в аду. Прикрыв глаза, Джаред потянулся и повертел головой, чтобы снять напряжение в шее, а затем широко зевнул, едва не вывихнув челюсть.
    Кто-то ударил его в живот – довольно сильно – пока он потягивался. Джаред распахнул глаза, руки непроизвольно сжались в кулаки.
    - О, неужели я помешал твоему сладкому сну? – с улыбкой спросил Том.
    - Я едва не заехал тебе по физиономии.
    - О, - пренебрежительно отмахнулся Том, продолжая ухмыляться. – Я готов поймать все, чем бы ты в меня не запустил, малыш.
    - Захотелось помахаться? – хохотнул Джаред и, дурачась, выставил вперед кулаки. – Заходи в любое время, детка!
    - Правда? – тот с кокетливой усмешкой приподнял бровь. – Ты хочешь пригласить меня в какое-нибудь уютное местечко?
    Джаред засмеялся и приобнял парня за плечи. Он работал его дублером на протяжении уже пяти лет, и легкий флирт между ними был чем-то вроде утреннего кофе.
    - Ну что? Мы собираемся выбраться из этой котельной, да?
    - Один из нас точно, - хмыкнул Том.
    - Ненавижу тебя, - простонал Джаред и без предупреждения навалился всем весом на дублера.
    Тот подхватил его, поддерживая.
    - Встаньте в строй, солдат!
    - Ты не принес мне ни капли кофе, - пожаловался Джаред, отказываясь подниматься на ноги.
    - Я тебе не раб до тех пор, пока ты не трахаешь меня, дорогой, - улыбнулся Том. – А теперь вставай, пока я не начал тебя щекотать.
    - Ладно, - Джаред вздохнул и, закатив глаза, скорбно добавил: – Но мне все еще нужен кофе.
    Он вынул из кармана сотовый и принялся набирать Сэнди сообщение с просьбой принести этот живительный напиток, когда аппарат издал писк, извещающий о входящем сообщении.
    Номер был незнакомым, и Джаред, нахмурившись, открыл сообщение.

    «Телохранитель не спасет тебя».

    Всего четыре слова, но Джаред пялился на них около минуты. До сих пор он был уверен, что происходящее – лишь череда неудачных шуток и несчастных случаев. Но это… Это вдруг заставило его взглянуть на все под другим углом. Никто кроме Итана, Майка и его домашнего персонала не знал о Дженсене, а Джаред был знаком с каждым из этих людей годами. Доверял им.
    Нет. Это, должно быть, кто-то другой. Некто, шпионивший у дома и пронюхавший, что он нанял телохранителя. Некто, сумевший выведать номер его телефона и пробраться на площадку несколько дней назад.
    Джаред любил своих фанатов, но не мог не признать, что некоторые из них были слегка не в себе. Он получал письма от фанатки, которая рассказывала ему о том, какими красивыми будут их дети. Были и послания от представителей обоих полов, в которых они угрожали суицидом или телесными повреждениями ему самому, вздумай он отвергнуть просьбу о встрече. А двое попытались проникнуть в дом Джареда, но были пойманы на полпути. Но даже в их действиях он не видел опасности.
    Джаред постарался успокоиться. Скорее всего, это очередной безобидный фанат. Впрочем, быть может, дополнительные меры безопасности не были такой уж плохой идеей.

    - Наверное, одно из этих чертовых сообщений… - Том вдруг умолк, застыл и с силой сжал плечо Падалеки. – Твою мать, а это кто такой? – он все еще нависал над Джаредом, так что тому пришлось подуть на пряди волос дублера, чтобы увидеть, о ком идет речь.
    Дженсен был в костюме. Белая рубашка и простой бледно-голубой галстук удивительно гармонировали с цветом его глаз. Засунув руки в карманы брюк, он двигался очень тихо и уверенно. Взгляд телохранителя был цепким, мгновенно схватывая каждую деталь в комнате.
    - О… - начал Джаред негромко. - Это…
    Взглянув в зеленые глаза, он вдруг лишился дара речи. Адонис. Давид. Все семейство Питт-Джоли в одном лице. Серьезно, это нечестно.
    Том покачал головой и шепнул Джареду на ухо:
    - А он весьма в твоем вкусе, да?
    Джаред едва нашел в себе силы, чтобы дружески похлопать Тома по плечу, когда тот отстранился.
    Дженсен подошел и протянул ему руку, Джаред обхватил пальцами его ладонь.
    - Мистер Падалеки, - произнес телохранитель с легким кивком.
    - Мистер Падалеки – это мой отец, а я Джаред, - с кривой ухмылкой сообщил тот.
    - Я предпочитаю официальный стиль общения, мистер Падалеки.
    Взгляд, направленный на Джареда, был пристальным и изучающим. В глазах не было тепла, только цифры и формулы, планы и заряженное оружие. Этот терминатор был нацелен исключительно на работу.
    О, да. Это будет весело.
    Дженсен отстранился и вновь сунул руки в карманы брюк - прямая спина, ноги на ширине плеч.
    Зашибись.
    - Я только что получил это сообщение, - сказал Джаред, вытаскивая телефон и поворачивая его экраном к Дженсену. – Не так много людей знают мой личный номер. Поэтому я решил, что это фанат, тот самый, который пробрался на площадку и оставил записку пару дней назад. Наверное, теперь он сумел раздобыть и номер.
    - Если они знают обо мне, значит...
    - … шпионят у дома, ага. Фанаты вытворяют такое уже не впервые.
    Дженсен посмотрел на него отсутствующим взглядом, будто просчитывая что-то в уме, а затем достал из кармана маленький блокнот и записал в него номер телефона, с которого пришло сообщение.
    - Почти уверен, что номер работает по предоплате, без контракта, но проверить стоит. Не удаляйте пока это сообщение.
    Джаред кивнул и спрятал телефон, а Дженсен уже продолжал раздражающе авторитетным тоном:
    - Мне требуется внимательно проверить съемочную площадку до того, как начнется съемка. Любое оружие, которое будет использовано в сцене, я лично буду проверять перед каждым использованием. Любые, даже самые простые трюки, должны выполняться только квалифицированным персоналом.
    Твою мать, он что, серьезно?
    - Итан, - с мольбой в голосе позвал Джаред. Итан должен быть где-то рядом, он должен объяснить этому придурку, какой головной болью обернется все это, сколько времени, черт побери, займет съемка, если этот парень будет проверять каждую гребаную вещь!
    - Это для вашей защиты, мистер Падалеки. Съемочная группа уже предупреждена. Они понимают, что их ждет.
    - Ладно, - развел руками Джаред. – Итан, - позвал он снова, - я буду в своем трейлере, пока мистер Эклз не закончит.
    Может, ему удастся поспать хоть несколько долбаных минут.
    - Если вы собираетесь вернуться в трейлер, перед этим мне нужно его проверить, - следуя за ним по пятам, невозмутимо сообщил Дженсен.
    - Прошу, скажи, что это шутка, - взмолился Джаред.
    Телохранитель покачал головой.
    - Нет. Через несколько дней мы установим дополнительные камеры в помощь охранникам. Но сейчас придется довольствоваться моими рутинными проверками и двумя охранниками, приставленными к трейлеру.
    - Твою ж… - вздохнул Джаред.
    - Я хорошо делаю свою работу, мистер Падалеки, - заверил его Дженсен.
    - Я буду в кабинете режиссера, посплю.
    - Мне нужно проверить помещение.
    - Ты собираешь шастать вокруг, пока я сплю? – требовательно спросил Джаред.
    - Я должен быть уверен в вашей безопасности.
    - Давай тогда договоримся так: ты проверишь вначале мою кровать, а пока я буду спать, займешься остальным.
    - Так не пойдет. Кто-нибудь мог, к примеру, подложить бомбу в трейлер.
    - Тогда вначале поищи бомбу.
    - Она может быть где угодно - снаружи, внутри. Мне нужно сделать полную проверку, на нее уйдет сорок пять минут. После этого вы можете спать сколько угодно.
    - Ладно, - недовольно буркнул Джаред.
    Дженсен снял пиджак и позвал на помощь двух охранников. Падалеки непроизвольно стал наблюдать за тем, как его телохранитель двигается, как перекатываются под одеждой его мускулы, как брюки облегают его… черт, в самом деле божественную задницу.
    Джареду открывался отличный вид на все это великолепие. И он провел следующие сорок пять минут, наблюдая за тем, как Дженсен внимательно исследует каждый предмет мебели в трейлере. Тот сунул нос в каждую щель, даже притащил стул и дотошно исследовал каждый сантиметр потолка. Дженсен был полностью погружен в работу, невольно предоставив Джареду возможность пялиться на него без риска быть замеченным.
    Закончив, Эклз надел пиджак и коротко кивнул:
    - Все в порядке. У дверей трейлера будет дежурить охрана. Если что-нибудь случится – кричите, они услышат.
    У Джареда в голове как раз вертелась мысль спросить, не хочет ли Дженсен проверить его кровать более основательно, но телохранитель уже направился к двери.
    - Я пришлю кого-нибудь, когда закончу проверку бойлерной, - бросил он через плечо.
    Глядя ему вслед, Джаред заметил, как Дженсен приглушенно говорит что-то в гарнитуру. В это время зазвонил телефон.
    Дженис. Черт возьми.
    - Уже бегу, - бросил он в трубку.
    Эклз все еще был рядом.
    - Куда вы собрались?
    - В гардеробную, а потом к гримерам. Ты собираешься и там все проверить? – с сарказмом спросил Джаред.
    Дженсен тактично промолчал.
    - И эта хрень будет происходить ежедневно? – начал заводиться Падалеки.
    - Проверка не займет много времени. Этот парень пристально следит за вами, он нападет в приватном или другом значимом для вас месте. Вряд ли его заинтересуют гардеробная и трейлер гримеров.
    - А съемочная площадка?
    - Она отличное место для всякого рода несчастных случаев, как вы уже убедились. Кстати, мистер Падалеки, ведь актерство имеет для вас первостепенное значение? – спросил Дженсен.
    - Конечно. Но все же, думаю, ты слишком усердствуешь.
    - Чем быстрее мы доберемся в гримерную, тем быстрее я закончу, - Эклз был невозмутим.
    Джаред вздохнул и вышел из трейлера.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Бойлерную наполнял вырывающийся из трубы золотистый в свете софитов пар, и Джаред безбожно обливался потом. Сморгнув с ресниц капли, он попытался сосредоточиться на диалоге.
    - Мы были братьями, Логан! – выплюнул Джейсон, чье лицо тоже блестело от испарины. – Быть может, ты не согласен с этим, но как закрыть глаза на нашу сущность? Мы убийцы. Это у нас в крови.

    - И ты пришел, чтобы прикончить меня? – слова, прозвучавшие скорее утверждением, а не вопросом, были наполнены смесью печали, покорности судьбе и осуждения.
    - Убийство – это наша работа.
    - Ты мог бы сделать это, не встречаясь со мной, - в словах прозвучали легкая растерянность и намек на упрек - Логану не хотелось верить в горькую правду о Скотте.
    - Разумеется, - на губах Джейсона медленно проступила жутковатая усмешка. – Но ведь так гораздо забавнее.
    За этой репликой последовала длинная пауза – и Джейсон прошипел «Черт», отворачиваясь.
    - Снято! - крикнул Питер. – Джейсон?
    - Дьявол! Это было слишком долго.
    - Я знаю. К тому же, мне нужно больше эмоций. Добавь к своей ярости каплю грусти. Это же твой лучший друг. Даже если вы давно уже больше соперники, чем друзья, тебя не может не огорчать решение убить его. Давай начнем с «Ты не меняешься…»
    Джаред глубоко вздохнул и приготовился отыграть всю сцену заново.

    Пять часов спустя Джаред был сыт этой бойлерной по горло. Пот тек ручьями, и ему казалось, что он потерял за сегодня как минимум фунтов пять.
    - Мне гораздо интереснее сделать это вот так, лицом к лицу. Ну же, Логан… - хищно произнес Джейсон. – После всех этих лет… мы же работали вместе… неужели ты так и не понял, кто из нас победит?
    Вслед за этим он должен был разразиться целой речью, но Джейсон сбился уже в шестой раз подряд, и Джаред, не выдержав, ухватился за этот шанс.
    - Я… - выдохнул он, выхватывая пистолет из кобуры и направляя его на Джейсона.
    - Снято, - крикнул Питер. – На сегодня все. Замечательно, Джаред! Отличная находка с оборванной репликой, ее и используем в монтаже. Давайте собираться и сваливать отсюда. Завтра у нас по расписанию автомобильная погоня.
    Джаред ухмыльнулся, заметив, что Джейсон, пламенную речь которого он оборвал, был в ярости.

    Выходя из бойлерной на территорию киностудии, Джаред мечтал только о душе. Однако быстро добраться до него не удалось - в свете фонарей показалась знакомая фигура.
    Черт.
    - Чего тебе?
    Приближавшийся к нему Джейсон представлял собой пять футов и одиннадцать дюймов чистого гнева, упакованных в черную кожаную куртку. У него были длинные волосы цвета воронова крыла и голубые глаза, которые сейчас смотрели на Джареда с такой искрящейся яростью, что могли прожечь в нем дыру. Впрочем, Джейсон так вел себя всегда. Имидж, только и всего.
    - Что это за хрень была сегодня на площадке? – рявкнул он, подойдя к Джареду.
    Изобразив сладкую улыбку, тот лишь пожал плечами в ответ.
    - Можешь сказать спасибо за то, что спас тебя от провала. Мне показалось, ты немного сыпешься, и я решил, что смогу помочь.
    Прищурившись, Джейсон рванулся к Падалеки. Дженсен оказался быстрее и, встав между ними, сгреб нападавшего за грудки и оттащил футов на пять в сторону. Джейсон продолжал испепелять Джареда взглядом, словно не замечая телохранителя.
    - Я скорее пущу себе пулю в лоб, чем обращусь к тебе за помощью! - прорычал он. – Попробуй еще раз встать у меня на пути – и я надеру тебе зад!
    - Настоятельно рекомендую воздержаться от угроз, - спокойно посоветовал Дженсен.
    Моргнув, Джейсон перевел на него взгляд, словно только сейчас заметил присутствие Эклза. Отступил под напором и взглянул на его руки, будто недоумевая, как тот посмел к нему прикоснуться.
    - Пошел к черту, Джаред, - выплюнул Джейсон напоследок и с достоинством удалился.
    - Джейсон Джеральд Ли, - светским тоном произнес Джаред, оценив его постановочный уход. – Очарователен, правда?
    Но Дженсен не ответил, провожая парня задумчивым взглядом.
    - Что? – раздраженно спросил Джаред. – Тебе нравится такое поведение, что ли?
    - Нет. Просто удивлен, почему он на вас набросился.
    - Раздутое эго, - без колебаний ответил Джаред.
    - Нет, - теперь Дженсен перевел пытливый взгляд на него.
    - Тебе прочесть краткий курс об актерах и их самомнении? Это же очевидно. Джейсон был неплохим парнем, но потом получил роль во «Вчерашнем пророке» - и теперь никто не поместится в одной комнате с его раздутым эго. Оно размером с Монтану, - Джаред развел руками для усиления эффекта своих слов.
    Но Дженсена его речь не впечатлила.
    - Нет, дело тут в чем-то другом. Более личном. Так ведь?
    О Господи, этот парень не отвяжется. Ладно.
    - Мы разбежались из-за его самомнения.
    Дженсен приподнял брови в легком замешательстве.
    - Вы гей?
    - Ты не знал? – рассмеялся Джаред.
    - Нет, - он посмотрел в сторону.
    Падалеки заметил, что Эклз впервые отвел взгляд вот так, не нарочно, а будто невольно пряча глаза. Он понятия не имел, что творилось в голове у его телохранителя. Более того, удивился, что это его вообще волнует.
    - Это проблема? – Джаред хотел задать вопрос с сарказмом, но тон получился неожиданно злым.
    - Нет. Это не будет проблемой, - уверенно ответил Дженсен с нечитаемым выражением лица, посмотрев Джареду в глаза. – Мне нужно поговорить с мистером Андерсоном.
    Падалеки почти порадовался, что Итана, кажется, ждет взбучка от телохранителя.
    Пусть кто-то другой возьмет на себя труд разобраться с этим.

    Джаред быстро принял душ и надел смокинг. Сегодня намечалась вечеринка у Джонни, и никакой скулеж Дженсена не мог заставить Падалеки ее пропустить. Вся эта хрень с угрозами не изменит его жизнь.
    В лимузине их уже ждала Эмма, миниатюрная брюнетка с миндалевидными глазами, зелеными, как у кошки. Мастерски упакованная в дизайнерскую одежду, она ослепительно улыбнулась, когда они скользнули в машину. Эмма была мечтой любого мужчины: роскошная, очаровательная, веселая, сладкая девочка, к тому же богиня вечеринок. Джаред лично видел, как она перепивала парней вдвое больше ее так, что они оказывались под столом.
    Эмма была на два года младше Джареда, работала популярной моделью и… его прикрытием, неплохо зарабатывая на публичных выходах в свет. Желтая пресса обожала их пару, с удовольствием смакуя подробности их «таинственных» отношений. Впрочем, Падалеки подозревал, что пройдет не так много времени, когда им это наскучит, и журналюги начнут рвать их в клочья, выискивая какое-нибудь высосанное из пальца дерьмо, липовые незаконные делишки или постыдные секретики.
    Но пока они, держась за руки, очаровательно улыбались под вспышками фотоаппаратов, упоминали друг о друге в интервью – и все это было такой сногсшибательной фальшивкой, что Джареду порой становилось тошно. Но выхода не было. Ведь всем ясно как божий день, что у тебя нет шансов стать новым Сталлоне, Шварценеггером или Брюсом Уиллисом, если ты гей. Да и, по большому счету, ему нравилась взрывная и веселая Эмма.
    Он наклонился и поцеловал ее в щечку, перья на ее воротнике защекотали ему нос.
    - Джаред! Как ты, свет очей моих, моя единственная настоящая любовь? – из-за своего британского акцента Эмма немного растягивала слова, что, впрочем, только добавляло ей очарования.
    Когда они выпадали из-под прицела камер, Эмма всегда утрировала, подшучивая над их «отношениями».
    - Все отлично, дорогая. Как ты?
    - Великолепно, - со смехом ответила она, а затем, хитро склонив голову, принялась наматывать на палец прядь волос, поглядывая на сидевшего напротив Дженсена. – Представишь мне своего друга?
    - Эмма, это Дженсен Эклз. Дженсен, это Эмма Стил.
    - О, - девушка потянулась и погладила телохранителя по колену. – Ну разве ты не прелесть? Джаред, дорогой, где ты прятал его все это время? Впрочем, я понимаю тебя. Такого красавчика увели бы за секунду!
    То, что Эмма приняла Дженсена за его новую пассию, Джареда не удивило. Он никогда не приглашал в лимузин чужаков, всегда исключительно парней, с которыми у него было настоящее свидание. И у Эммы не было никаких оснований полагать, что в этот раз будет иначе.
    Падалеки поразмыслил несколько секунд, решая, сказать ли подруге правду. Черт, да актер он или нет, если на то пошло? Тот факт, что за двенадцать часов, проведенных с Дженсеном, Джаред успел его возненавидеть, отнюдь не означало, что он не сможет притвориться. В конце концов, он каждый день делает это на площадке с Джейсоном. Кроме того, Джареду очень хотелось узнать, возможно ли этим вывести Дженсена из себя, а значит, игра стоила свеч.
    - Руки прочь, детка! Он мой, - ухмыльнулся Джаред.
    - О, боюсь, это утверждение далеко от истины. Он не выглядит твоим, - игриво улыбнулась Эмма.
    - Это лишь потому, что он пока об этом не знает, - улыбка Джареда стала обворожительной.
    Эмма довольно расхохоталась.
    - Тигр! Следи за ним, - подмигнула она Дженсену.
    - Слежу, - не отрывая взгляда от преломляющихся в каплях на стекле огней города, ответил телохранитель.
    В салоне повисла тишина, прерываемая лишь стуком дождя по крыше и шуршанием шин. Затем Эмма погладила Джареда по ноге, словно утешая.
    - Не переживай, милый. Недостаток шарма он компенсирует своей внешностью. И, готова спорить, кое-чем еще…
    - Ты же знаешь, крошка, я никогда не треплюсь о своих поцелуях.
    - Кому ты это рассказываешь? Ты любишь целоваться и болтать, - хохотнула Эмма, шутливо толкнув его плечом.
    - Есть что-то, чем не хочется делиться ни с кем, - с долей пафоса ответил Джаред.
    - Оу, - в глазах Эммы вспыхнул интерес. – Правда?
    Черт. Кажется, он переигрывает. К счастью, в этот момент лимузин въехал на парковку клуба, и Дженсен невозмутимо объявил, что они прибыли. Как будто Джаред не понял этого сам. Впрочем, это спасло его от необходимости продолжать этот разговор, так что жаловаться было не на что.

    Вечеринка в непревзойденном стиле Джонни Джонсона – разнузданная и яркая – была в самом разгаре.
    Джонни носил запонки, стоившие больше, чем вся та дрянь, которую рядовой колумбийский наркобарон способен вдохнуть через нос за неделю. Впрочем, как и рядовой колумбийский наркобарон, Джонни имел все шансы когда-нибудь сдохнуть с торчащей из носа трубочкой.
    - Джа-а-а-а-аред! – хозяин вечера подошел и хлопнул его по плечу, стоило им войти внутрь.
    Только он умел произносить его имя так, сохраняя при этом огромное чувство собственного достоинства. Талант.
    - Несказанно рад, что ты выбрался, приятель! И Эмма! Привет, дорогая, - он притянул девушку к себе, принявшись флиртовать с ней в своей привычной манере. Эмма явно не была в восторге, однако, очаровательная как всегда, безропотно играла свою роль. Джаред с усмешкой наблюдал за ними, когда Дженсен положил руку ему на плечо, потянув в сторону.
    - Многих из этих людей вы знаете? – спросил он, холодно глядя на Джареда.
    Тот взглянул на толпу и пожал плечами.
    - Да здесь сотни людей. Навскидку? Ну, быть может, половину. Многих знаю.
    Выражение лица Эклза стало вежливо-снисходительным.
    - Вы понимаете, что это очень, очень неудачное сейчас для вас место?
    - Это всего лишь вечеринка, - вздохнул Джаред. – И мы на частной территории.
    - Где кто угодно и в каждую секунду может застрелить вас или зарезать ножом, - чудовищно серьезно произнес Дженсен. – Я вынужден буду не отходить ни на шаг.
    - Ты, на хрен, серьезно?!
    - Абсолютно.
    - Ты в курсе, что кайфоломщик, да? – спросил Падалеки, ввинчиваясь в толпу.
    - Я делаю свою работу.
    - Да ты вообще знаешь, что означает слово «веселье»? – Джаред обернулся, чтобы взглянуть на Дженсена.
    - Знаю. Я защищаю вашу жизнь, мистер Падалеки. И чем быстрее вы это поймете, тем лучше будет для всех.
    Мистер Падалеки. Так, твою мать, официально!
    - Ладно, - хмыкнул Джаред. – Только я буду представлять тебя всем как своего парня.
    - И что? Вы думаете, меня это волнует? – в голосе прозвучала издевка.
    - Для парня вроде тебя? Крутого вояки из ВМФ? Притворяться геем? – выпалил Джаред. – Думаю, да. Еще как волнует.
    - Полагаю, это может вас шокировать, - Дженсен посмотрел ему в глаза, – но мне не придется так уж сильно притворяться.
    Ого.
    ОГО.
    - Ты… - выдохнул Джаред, пытаясь остановить круговорот мыслей.
    Фыркнув, Дженсен покачал головой.
    - Просто сделайте нам обоим одолжение, предоставив мне возможность хорошо выполнять мою работу.
    Пока Джаред наматывал круги по клубу, приветствуя знакомых, Дженсен хранил молчание. Он лишь раз прикоснулся к Падалеки, останавливая на секунду, когда увидел что-то, показавшееся подозрительным ему одному.
    Джаред не взял на себя труд представить Дженсена кому-либо. Во-первых, наверняка, все и так поняли по поведению этого терминатора, что он его телохранитель. А во-вторых, в такой толпе было не до церемоний.
    Странно получилось. Он всего лишь пошутил насчет бойфренда, а Дженсен ответил ему фразой, которая теперь сводила Джареда с ума. Возмутительно красивый Дженсен, такой соблазнительный, что рядом с ним становилось жарко, вот так небрежно признался, что он гей?!
    После того, как узнал об ориентации Джареда?
    Это выглядело приглашением…
    Джаред нашел укромное место в конце барной стойки у бассейна и устроился на стуле, повернувшись к толпе. Лица людей у барной стойки вдруг показались ему зловещими. Свет, направленный снизу - от пола - превращал впадины глаз и рты окружающих в наводящие ужас темные провалы.
    Бассейн освещался теплым желтым светом гирлянд. Все здесь было по высшему разряду, если брать в расчет орущих и прыгающих в бассейн гостей. Почти голые, они плескались водой, хохотали и лапали друг друга.
    Джаред заметил на себе быстрый взгляд Дженсена, который, впрочем, тут же вновь вернулся к бдительному наблюдению за происходящим вокруг. Он встал слева от Джареда - руки сцеплены в замок перед собой, ноги на ширине плеч.
    - Странно, что ты еще никого не пристрелил, - съязвил Джаред.
    - До рассвета есть время, - пожал тот плечами.
    Джаред не удержался от улыбки.
    - Не думал, что такой заядлый параноик способен шутить.
    - Помогает справляться со скукой, когда некого пристрелить.
    Джаред засмеялся, запустив руку в волосы, а затем ослепительно улыбнулся, глядя на Дженсена из-под полуопущенных ресниц.
    - То есть, твое признание, что ты гей… это ты так шутишь?
    - Неважно.
    Взгляд Дженсена как раз был прикован к темноволосой девушке в белом платье, искавшей что-то в сумочке, проходя мимо них. Когда она достала сигарету, телохранитель вновь принялся глазеть по сторонам.
    - Почему? – Джаред развернулся на стуле, чтобы видеть его лицо.
    - Потому что это не имеет никакого отношения к тому, зачем я здесь.
    Джаред не привык, чтобы его игнорировали. Соскользнув со стула, он приблизился к Эклзу и шепнул ему прямо в ухо:
    - Знаешь… все эти дела… Вообще-то я обычно в это не лезу… но с тобой… - он понизил голос, став еще ближе, - … это так волнующе.
    Дженсен продолжал обшаривать взглядом клуб.
    - Думаю, нам нужно установить кое-какие правила.
    - О, правила… - протянул Джаред с придыханием.
    - Первое, - Эклз наклонил голову и понизил голос. – Мы не разговариваем без необходимости.
    - А нам и не нужно разговаривать, - улыбнулся Джаред.
    Он был так близко, что Дженсен наверняка мог чувствовать щекой его дыхание.
    - Второе, - Дженсен уперся ладонью в грудь Джареда, и тому до дрожи захотелось податься к нему всем телом, чтобы почувствовать тепло этих рук везде. – Между нами всегда должно быть расстояние не менее двух футов, - сказав это, Дженсен мягко оттолкнул Джареда от себя. Тот на миг потерял равновесие, затем выпрямился и лишь тогда сообразил, что произошло. А Эклз по-прежнему не смотрел на него.
    Но Джаред Падалеки не сделал бы головокружительной карьеры, если бы так легко сдавался.
    - Скажи, ты устанавливаешь эти правила в надежде, что они удержат мои руки вдали от тебя… или же наоборот?
    Дженсен бросил на него короткий взгляд.
    - Я устанавливаю их, потому что этот возмутительный флирт мешает мне спокойно делать мою работу.
    В его словах не было тепла, в них не было даже намека на юмор, и Джаред так ошалел, что буквально потерял дар речи.
    - Третье правило, - Дженсен вновь смотрел исключительно на толпу. – Никакого флирта.
    Джаред не мог поверить в это сверхъестественное, невероятное хладнокровие.
    Во время флирта с Дженсеном он не заметил с его стороны ни малейшего проявления интереса, который выказывали другие. Всегда. А это означало, что либо он абсолютно не во вкусе Дженсена, либо, что более вероятно, тот до мозга костей натурал и просто морочил ему голову.
    - Это все, сэр? – ядовито уточнил Джаред.
    - Пока да. Дам знать, если нам потребуются новые правила, - и Дженсен вернулся к своему занятию, будто ничего и не произошло.
    Джаред не знал, что сказать. Его никогда в жизни не отшивали подобным образом. Он никогда не чувствовал себя так, как сейчас, и был до такой степени разъярен, что попросту растерялся.
    Резко развернувшись, Падалеки направился в дом, слыша позади себя шаги Дженсена. И это бесило еще сильнее.
    - Мудак, высокомерный ублюдок! – сжав кулаки, бормотал Джаред, проталкиваясь через толпу.
    - Бормотать себе под нос невежливо, - понизив голос, прокомментировал за его плечом Дженсен.
    Джаред скрипнул зубами и пошел быстрее.
    - Дорогой, - мурлыкнула Эмма, материализовавшись рядом. Она пристроилась к Джареду и обняла его за талию. – Где ты был?
    - Я был с мистером Эклзом, - ответил он, замедлив шаг.
    - Не лучший день? – тихо спросила Эмма.
    - Он не мой парень. Я просто дразнил его в лимузине. Прости, не хотел тебе врать.
    - Ты хочешь сказать, что он – не твой?
    - Он мой телохранитель, - раздраженно бросил Джаред.
    - Телохранитель? У тебя все хорошо?
    - Да, - поколебавшись, ответил Джаред. – Просто… из-за нового фильма, который скоро выйдет, Итан решил усилить безопасность.
    Он ненавидел лгать Эмме, но особого выбора не было.
    - Так значит, он не твой, - прошептала она, бросая взгляд на Дженсена, который, разумеется, следовал за ними.
    - Нет, но… он признался, что гей.
    - Вот черт, - надула губки Эмма.
    - В любом случае, милая, он на службе в качестве моего телохранителя, а это, по сути, означает, что он бесполый мудак.
    - О… Наверное, это не очень приятно, - она мягко и сочувствующе поцеловала его в щеку. – Ладно, тогда давай просто повеселимся.
    В этот вечер Эмма липла к Джареду как банный лист. Она пила с ним порцию за порцией, то и дело целовала в губы и смеялась над каждой шуткой. А ему, похоже, устроенное ими шоу даже пришлось по вкусу.
    Дженсен не отходил от него. А Джаред целенаправленно не замечал его присутствия.
    Но, увы, когда они вернулись домой, и Дженсен принялся тщательно осматривать комнату, игнорировать его оказалось невозможным.
    Дженсен в его комнате.
    На его кровати.
    В этих невыносимо узких брюках.
    Рубашка с подвернутыми рукавами совершенно не скрывала великолепные мышцы на загорелых руках.
    Пальцы скользили по резному деревянному изголовью кровати, исследуя каждую извилину и щелочку…
    Быстрый взгляд зеленых глаз.
    Джаред сглотнул и сделал глубокий вдох. Сунул руки в карманы смокинга и резко развернулся. Выйдя в коридор, он взглянул вниз в холл и начал внимательно изучать сложный узор на красном пушистом ковре. Золотые на красном линии причудливо сплетались и вновь расходились. Сплетались…
    Зашибись. Даже вид красного ковра вызывал мысли о сексе.
    Дженсен окликнул его через пару минут.
    - Каждую ночь здесь будет дежурить охранник, - он надел пиджак и прошелся ладонями по лацканам, разглаживая несуществующие складки.
    - Конечно, - Джаред вошел в комнату и запер за собой дверь.
    Раздеваясь и забираясь в кровать, он совершенно не думал о Дженсене.
    Он все еще не думал о нем, смыкая пальцы вокруг напряженного члена, скользя ими по всей длине, дразня большим пальцем чувствительную головку.
    Он совершенно точно не думал о Дженсене, когда, закусив губу, выгибался всем телом. Ни о глазах, ни о губах, целующих его, когда сам он уже вошел в Джареда, а их потные тела слились воедино.
    Конечно, не думал.

    Их глаза на миг встретились, когда Джаред сказал «Конечно» и захлопнул перед Дженсеном дверь.
    Джаред, похоже, уже терпеть его не мог. Пусть так. В конце концов, это деловые отношения.
    Гораздо больше его расстроила пара сегодняшних сюрпризов. Дженсен терпеть этого не мог, особенно когда был на работе. Держать ситуацию под контролем можно было только владея информацией. Впрочем, и это не давало стопроцентной гарантии успеха. Да ничто не давало полной гарантии.
    Тем не менее, быть в курсе всего, что только возможно узнать в принципе – это не прихоть, а необходимость. Информация позволяла сделать ситуацию настолько предсказуемой, насколько это было вообще возможно.
    Дженсен как никто другой знал, что работа телохранителя – постоянное балансирование на тоненькой ниточке между чьей-то жизнью и смертью. И ему требовалось, чтобы и его нынешние клиенты, наконец, это осознали.
    Что же. Его работа и состоит в том, чтобы заставить их понять.
    Было уже поздно для того, чтобы искать встречи с теми, кто виноват в огорчивших Дженсена сюрпризах. Но утро нового дня он был намерен начать именно с этого.

    Дженсен отлично помнил лабиринт из коридоров и лестниц, ведущий в кабинет Итана, но, несмотря на это, путь туда отнял у него несколько минут. Дом и вправду был огромным.
    - Мистер Андерсон? – толкнув дверь в кабинет, позвал Дженсен.
    Итан стоял у стола с ручкой в руке.
    - Что-то случилось?
    - Нет, - Дженсен сделал глубокий вдох, набираясь терпения. – Ничего особенного. Мне нужно поговорить с вами о досье на мистера Падалеки. Понимаю, что на сбор всей информации нужно время, но есть детали, которые мне следовало знать с самого начала.
    - Постойте, но я поручил Майку предоставить вам всю информацию во время вашей вчерашней встречи.
    - К сожалению, мистер Розенбаум пропустил нашу встречу.
    - Я поговорю с ним, - немедленно предложил Итан, суетливо поправив очки.
    - Не беспокойтесь, я сделаю это сам.
    Добравшись до кабинета Майка, Дженсен распахнул дверь, без лишних церемоний вошел внутрь и захлопнул ее за собой.
    - Мистер Эклз, - кивнул Майк, поднимаясь навстречу, - какой приятный сюрприз. Хотите кофе? Кэти как раз сварила свежий…
    - Кофе делает меня раздражительным, - недобро улыбнулся Дженсен.
    - О да, разумеется, - Майк вернул ему улыбку, вернулся в роскошное кожаное кресло и потер переносицу. – Чем обязан?
    - Мистер Розенбаум, - Дженсен сунул руки в карманы, подошел к столу, бесцеремонно привалившись к нему бедром, - я просил предоставить мне полное досье на мистера Падалеки. Понимаю, что сбор всех данных требует времени. Но есть информация, которую вы могли бы озвучить раньше, однако намеренно умолчали.
    - Например? – Майк нахмурился.
    Дженсен кивнул. Отлично. Майк хочет поиграть – он готов.
    - Почему вы не сказали мне, что Джаред гей?
    - А это… разве это проблема?
    - Проблема лишь в том, что мне этого не сообщили. Кроме того, вы не удосужились рассказать об отношениях, в которых состояли мистер Падалеки и мистер Ли. И о рабочей конкуренции между ними.
    - Это важно?
    - Да, это важно. Мистер Ли попадает в список подозреваемых.
    Майк выглядел озадаченным, словно Дженсен рассказал хороший анекдот, а он не смог вникнуть в его суть.
    - Джейсон бы никогда… - начал он со смешком, однако Дженсен шагнул ближе, не сводя с него глаз.
    - Мистер Розенбаум, - перебил Эклз. – Это моя работа разбираться в подобных вопросах, не ваша. Я делаю свою работу тщательно. Всегда. А еще я никогда не работаю вслепую. И да, я очень, очень дотошный. Но именно поэтому меня и наняли. И если вы действительно хотите, чтобы я защитил клиента, то мне нужны все подробности его личной жизни.
    - Я все равно не понимаю, как это поможет…
    Чаша терпения Дженсена стремительно переполнялась. Он выпрямился и раздраженно уставился на Майка.
    - Вам следует довериться мне. Или наймите кого-то другого, кому сможете доверять. Я здесь не для мебели и не затем, чтобы служить безмолвной угрозой для сталкера, преследующего клиента. Я здесь, чтобы остановить того, кто желает мистеру Падалеки смерти. А им может оказаться кто угодно. Под подозрением все, - опершись руками на полированный стол, Дженсен навис над Майком. - Кстати, известно ли вам, что в восьми из десяти случаев преследование и угроза расправы исходит от кого-то, близко знакомого с потенциальной жертвой? Или от кого-то, нанятого первым. В восьми случаях из десяти. Это почти всегда что-то личное.
    - То есть… вы думаете, это не просто чокнутый фанат?
    - Пока я ничего не думаю. Все говорит о том, что сталкер хочет разделать вашего клиента, как индейку на день благодарения – красиво, медленно и грязно, - Дженсен прищурился. – Он хочет, чтобы мистер Падалеки истекал кровью и кричал до хрипоты, пока он не позволит ему умереть. Что будет, если сталкер все-таки доберется до него? Предполагаю, вам повезет, если после этого сможете опознать мистера Падалеки по зубам.
    Майк заметно побледнел.
    - Так что? Вы дадите мне досье? – резко спросил Дженсен.
    Вновь потерев переносицу, Майк взглянул на телохранителя. Лицо его было почти извиняющимся.
    - Вы должны понять, мистер Эклз. Мы храним все это в тайне…
    - Я подписал составленное вами соглашение о неразглашении. Вы понимаете это? – спокойно произнес Дженсен, убирая руки со стола. – Все ваши секреты в полной юридической безопасности, подкрепленной личным обещанием бывшего сотрудника вооруженных сил Соединенных Штатов.
    - Но мне неизвестно, за что вы были уволены, мистер Эклз.
    - Я с почестями ушел в отставку, - чеканя слова, произнес Дженсен и добавил, ухмыльнувшись уголком губ. – И мое терпение исчерпано, мистер Розенбаум.
    Майк раздумывал еще секунду, прижав ладонь ко рту.
    - Хорошо. Вы получите всю информацию.
    - Когда?
    - Дайте мне время до послезавтра, - Майк потянулся к телефону.
    Дженсен кивнул и направился к выходу. Уже у двери он обернулся и бросил через плечо.
    - Но если в досье не окажется хотя бы одной важной детали, я тут же брошу эту работу.
    - Я понял, - Майк прижимал к уху телефонную трубку, но тон его звучал искренне.
    Дженсен толкнул дверь и вышел в холл.
    Чертовы гражданские.

    Этим утром они снимали автомобильную погоню в пригороде Лос-Анджелеса. Дженсен был всерьез озабочен количеством людей, потребовавшихся для съемок. Сотни статистов: прохожих, автомобилистов, плюс куча работников, перекрывавших дороги.
    Радовало то, что большую часть съемок этого эпизода Джаред проведет в машине, стоящей на одном месте. Город за окном дорисуют позже.
    Тем не менее, Дженсен внимательно следил за всеми, кто проходил мимо, читая язык их тел. Его взгляд метался между прохожими, Джаредом и камерами, скользя еще и по окнам зданий в зоне видимости.
    Оставалась масса возможностей для нападения, и было глупо считать, что он сможет предусмотреть их все. Дженсен расставил своих людей во всех ключевых точках, и теперь мог только надеяться, что они в точности выполнят его распоряжения. Сам же он занял место около оператора, чтобы не выпускать Джареда из поля зрения.
    Джаред в этой сцене ссорился с кем-то на пассажирском сидении. Он спорил, совершал очень много резких движений, в том числе стремительно пригибался, избегая несуществующих пуль. От всего этого нервы Дженсена были натянуты до предела.
    Он облегченно выдохнул, когда Падалеки выбрался из машины, и охрана, наконец, заслонила его от толпы.
    Они уже почти вошли в одно из кирпичных зданий, как вдруг поодаль раздался рев двигателя. Дженсен обратил внимание на то, что водитель автомобиля очень ловко лавирует между множеством якобы движущихся машин. Спустя несколько секунд под отчаянный визг шин он совершил идеальный разворот на сто восемьдесят градусов между припаркованными по двум сторонам улицы автомобилями.
    - Кто за рулем? – спросил Дженсен, ухватив за плечо пробегавшую мимо Сэнди и указывая в сторону ловкого водителя.
    - О, это Чад. Чад Майкл Мюррей. Он основной каскадер в фильмах Джареда, они дружат много лет.
    Дверь автомобиля открылась, и Дженсен велел ближайшим к нему охранникам сопроводить Джареда в здание.
    Водитель оказался чуть ниже него, худой, с грязными светлыми волосами и довольно смазливой внешностью. Он был одет в драные джинсы и черную футболку с надписью «Лакомый кусочек». Выбравшись из машины, тут же закурил.
    - Ну как? – спросил он у съемочной бригады, вынув сигарету изо рта.
    - Отлично! – крикнул Питер.
    - Да вы шутите?! Неужели мы сделали это за один дубль? – он всплеснул руками, а затем шутливо поклонился. – Я крут!
    Он сделал еще одну затяжку, и лишь затем заметил подошедшего к нему Дженсена.
    - Мистер Мюррей, меня зовут мистер Эклз, - он протянул руку для приветствия. – У меня к вам предложение.
    - Я не гей, - тут же бросил Чад.
    - Я не об этом. Я телохранитель мистера Падалеки.
    - Ты не похож на телохранителя, - недоверчиво покосился Чад.
    - А чего вы ожидали?
    - Не знаю. Может, такого бугая…
    - Внешность обманчива.
    - Ладно. Хорошо. У Джареда неприятности?
    - Его преследуют и угрожают. Пока он не пострадал, и я хочу быть уверен, что не пострадает и в дальнейшем. Мне нужен партнер для помощи в процессе проверки безопасности, а также водитель для Джареда. Тот, кто сможет быстро сориентироваться, если однажды придется уносить ноги. А еще я ищу человека, который будет работать не только ради денег.
    Чад окинул его оценивающим взглядом с головы до ног и затянулся сигаретой.
    - Ты, конечно, побольше меня, но… Ты действительно телохранитель?
    - Дело не в размере.
    - Ха, - Чад выпустил клуб дыма. – Должно быть. То есть я правильно понял: ты телохранитель Джареда и тебе нужно помочь, чтобы помочь Джареду, за это платят деньги, и существует вероятность настоящей автомобильной погони?
    - Все правильно. У вас есть двадцать четыре часа, чтобы решить.
    Чад кивнул и протянул руку.
    - Ну привет, напарник.

    Вторую половину дня Джаред провел на более безопасных съемках, в помещении. В эпизоде снимались только он и еще один актер – не Джейсон – и Дженсен оставил Оливера, еще одного члена команды, следить за ним.
    Сам он вернулся в особняк, чтобы остаток дня следить за наладкой модернизированной системы безопасности. Не самое интересное занятие, но, безусловно, необходимое.
    Несколько раз Дженсен связывался с Оливером, интересуясь текущим положением дел. Остальное время он смотрел через плечо Сэма в монитор. К десяти часам вечера глаза уже болели.
    - Хорошо, - наконец кивнул он, вполне довольный результатом.
    Закончив, Дженсен направился в кухню, чтобы перекусить. Проглотив сделанный на скорую руку сэндвич, совершил еще один обход вокруг дома.
    Джаред вернулся около одиннадцати. К полуночи Дженсен завершил проверку его комнаты.
    Падалеки выглядел уставшим. Он просто стоял неподалеку, пока Дженсен работал, так и не произнеся ни слова. Это было… странно, но не то, чтобы плохо. Хорошо. Значит, Джаред принял его вчерашнюю отповедь всерьез, и теперь позволит ему делать свою работу мирно и спокойно.
    Впрочем, он сомневался в этом.

    Дженсен осматривал съемочную площадку, пока Джаред находился в гримерной.
    - Можем идти? – спросил Питер, и он кивнул. – Позовите Джареда, - крикнул Питер одному из ассистентов.
    - Я позову его. Мне все равно нужно вернуться в гримерную.
    Джаред был один. Полулежа в кресле, с руками за головой и с наушниками от iPod в ушах, он отбивал ботинком ритм прямо в воздухе. На нем были черная дизайнерская майка и джинсы. Под густым слоем грима лицо смотрелось неестественно гладким. То, что выглядело странным для Дженсена, для камеры будет в самый раз. Длинное мускулистое тело было совершенно расслабленным, но Дженсен на миг поразился, каким все же огромным был его клиент.
    Снаружи была выставлена охрана, а где-то неподалеку крутились девушки-гримеры, Эклз слышал их возню в соседней комнате. Но, несмотря на это, сейчас Джаред, лежавший в кресле с закрытыми глазами и наушниками в ушах, выглядел настолько идеальной мишенью, что в Дженсене невольно сработали натренированные годами инстинкты. Его клиент, будто сложенный из кирпичей, казался уязвимым, как ребенок.
    Дженсен продолжал просто стоять рядом, минута перетекла в другую, а он все так же слушал возню девушек, негромко болтавших о чем-то.
    Глаза Джареда были по-прежнему закрыты, и он болтал ногой в воздухе. И выглядел почти счастливым. Дженсен подумал, как долго он простоит тут, пока актер заметит его присутствие.
    Будучи кем угодно, сталкер вполне может добраться до Джареда прежде, чем подоспеет помощь.
    Дженсен обошел Падалеки и встал за изголовьем кресла. Он рассматривал спокойное лицо Джареда, в котором при приближении постороннего ничего не изменилось. Разглядывал темные ресницы, высокие острые скулы, полные губы, впечатляющую линию подбородка.
    И в очередной раз удивился тому, как Джареду при его внешности удается выглядеть в минуты отдыха настолько невинно и беззащитно.
    Дженсен провел ладонью над его лицом, буквально в дюйме от кожи. Тот перестал дергать ногой, но больше никакой реакции не последовало. Дженсен скользнул ладонью к самой коже Джареда, почти касаясь, оставляя между ними лишь тонкую прослойку воздуха.
    Губы Джареда приоткрылись, он медленно и глубоко вдохнул. Дженсен почувствовал, как в воздухе что-то изменилось. Дыхание Джареда сбилось настолько незначительно, что другой ничего бы не заметил. Но он заметил, и это было загадкой. Будто Джаред почувствовал его на каком-то подсознательном уровне, будто…
    Будто ему нравилось присутствие Дженсена рядом, если уж говорить начистоту.
    Он колебался еще несколько долгих мгновений, чувствуя теплое дыхание Джареда на своей ладони. Его пальцы были близко, так близко, что почти касались кожи. Дыхание Джареда немного участилось, губы приоткрылись сильнее. На миг Дженсену стало любопытно: а что, если бы он прикоснулся, легко провел по ним кончиками пальцев, убедился, настолько ли они гладкие и мягкие, какими выглядят.
    И вдруг осознал – что-то изменилось. Он уже не просто проверял бдительность Джареда, это было нечто более интимное, почти… эротическое.
    Дженсен отвел руку и щелкнул пальцами дюймах в шести от лица Джареда.
    Тот удивленно распахнул глаза и, резко сев, вынул наушники.
    - Какого черта ты подкрадываешься? – раздраженно выдохнул Джаред, развернувшись к нему вполоборота.
    - Просто проверял, не спите ли вы, - пожал плечами Дженсен. Он сунул руку в карман, все еще чувствуя тепло и покалывание на кончиках пальцев, которыми почти коснулся Джареда. Он сжал ладонь кулак, стирая это ощущение. – Если я смог подобраться так близко, а вы даже не заметили, то злоумышленник тоже сможет.
    Джаред не проникся и лишь беспечно пожал плечами.
    - Ну, даже если существует некто, представляющий угрозу для меня, то для чего тогда здесь ты, а?
    - Вам бы не повредила капелька паранойи.
    - Нет, спасибо, - усмехнулся Джаред. – Твоей с головой хватит на всех нас. Кстати, что ты здесь делаешь? Уже пора?
    - Да, все готово.
    - Тогда идем, - Джаред поднялся из кресла. – Я просидел тут целую вечность.
    - Я не пойду. Сегодня утром с тобой на площадке будет мистер Беннет.
    - А куда собрался ты? – удивленно спросил Джаред.
    - Мне нужно решить кое-какие вопросы с мистером Мюрреем.
    - Какие такие вопросы? – Джаред так забавно сдвинул вместе брови, что Дженсен неожиданно развеселился.
    - Я нанял его в помощники для обеспечения вашей безопасности на полный рабочий день. Он будет вашим водителем.
    - Ты нанял Чада помогать тебе? – Джаред выглядел шокированным.
    - Технически за это платите вы. Но да, так и есть.
    Джаред рассмеялся, громко и заливисто. Затем прикрыл рот ладонью и принялся хохотать пуще прежнего, до брызнувших из глаз слез.
    Девушки-гримеры, вошедшие в помещение в этот момент, принялись ругать его за угрозу макияжу. Они беспомощно махали руками, а Джаред продолжал веселиться.
    - Смешно, - буркнул Дженсен.
    Понадобилась минута или две, чтобы Джаред взял себя в руки. Все еще посмеиваясь, утер слезы.
    - О, погоди немного, сам увидишь, почему, - выдавил он, снова принимаясь безудержно смеяться.

     

     

     

    По-хорошему, это должно было стать для Дженсена первым сигналом. Впрочем, им могло бы быть поведение Чада на съемочной площадке. Разумеется, Дженсен подозревал, что такое же отношение Мюррей перенесет и на эту работу, однако решил, что раз уж он лучший друг Джареда, то его манера держаться не должна сильно помешать.

    - Здорово, Дженсен! – поприветствовал его Чад рано утром. В руках он держал стаканчик с кофе, глаза скрывали темные очки. Дополняли картину синие джинсы, черная майка и огромный золотой крест на шее.
    - Мистер Мюррей, я бы предпочел, чтобы вы называли меня мистер Эклз. И надевали на работу костюм.
    - Ну, во-первых, костюмы хороши только для голливудских вечеринок. Ты, конечно, прикольный, но на тусовщика не похож. Во-вторых, я здесь затем, чтобы помочь Джареду, а не для того, чтобы выглядеть крутым профессионалом, Дженни, - отрезал Чад.
    - Никогда не называй меня так.
    - Ну вот. И внезапно имя Дженсен звучит не так уж плохо, да? – усмехнулся Чад. – Давай договоримся: ты именуешь меня Чадом, и мы квиты. Несложно же, правда? Думаю, мы будем хорошей командой.
    Дженсен готов быть убить его. И спрятать тело на дне глубокой, собственноручно вырытой могилы.


    Источник: http://www.spn-rps.ru/text.php?tid=257


    Закрыть ... [X]

    Раскраски День Мамы Праздники, 8 марта, Маме, скачать и

    Стих о высоцком розенбаума 3. Стихи о хвале и благодарении Господу - Христианские стихи
    Стих о высоцком розенбаума Голосовые поздравления родным, любимым и близким людям
    Стих о высоцком розенбаума Сериалы со всего мира » Страница 2
    Стих о высоцком розенбаума Сериалы смотреть онлайн. Русские, армянские, турецкие на
    Стих о высоцком розенбаума Пойдём, посмотрим на луну « Ангелина Викторовна
    Открытки на каждый день с пожеланиями для друзей и любимого человека Поздравления маме с днем рождения в прозе Семейная переписка Романовых. Переписка Николая Романова с Поздравления с рождением сына маме в прозе и стихах. Поздравления Трогательные поздравления маме с Днем рождения от дочери Поздравления с днём рождения на 109 языках мира Tania-Soleil Journal Поздравления с днем рождения старшему брату